Защита прав пациента

06, Июл 2015 by Admin in договор,права потребителей,проблемы общества     , ,   No Comments

dientologija

Одного жестокого мальчика попросили рассказать самую смешную историю. Он рассказал: “Старушка переходила дорогу, поскользнулась, упала и сломала ногу. Вызвали скорую помощь, санитары старушку положили на носилки, но уронили, и она сломала вторую ногу”. Пример из разряда деонтологических.

Он поможет обозначить пространство деонтологии (весьма общего медицинского учения, рассматривающего юридические, профессиональные и моральные обязанности и правила поведения медицинского работника по отношению к больному), на одном из полюсов которого учение о ятрогенных, привнесенных медиками заболеваниях. Тогда как на другом – бесконечное множество примеров самоотверженности и жертвенности людей в белых халатах, чья профессия, по мысли Гиппократа, приближает их к Богу.

В жизни каждого из нас в тот или иной момент возникают проблемы со здоровьем. Мы несем к врачу свои беды, призывая его в “авторы” собственного исцеления. Вмешиваясь в логику нашей жизни, а, порой, и судьбы, отвращая недуг или кое-что пострашнее, врач, выполняя, казалось бы, свои узкопрофессиональные функции, наделен сакральной властью над чужой жизнью. Это имел в виду Гиппократ, утверждая в “Наставлениях” – “Врач-философ равен Богу”.

Потому из всех “человековедческих” профессий профессия медика – “самая”. В каком-то абсолютном, обнаженном смысле врач, спасая жизнь больному, – расходует свою. Помните изречение, принадлежащее выдающемуся врачу своего времени: “Светя другим, сгораю сам”. Поэтому этикет, регламентирующий взаимоотношения врача и пациента, врача и родственников, врача и его коллег, включает этику врачебного долга и ответственности, врачебной тайны и коллегиальности. Врачебный этикет предписывает манеру держаться, одеваться, говорить, шутить – с больным или в его присутствии. А, кроме того, отдавать предпочтение особому образу жизни (здоровому, говорим мы сейчас), привычкам, воззрениям на жизнь, что и формирует призвание врача в истинном смысле слова.

Гиппократу принадлежат риторические труды по этике медицины. Характерно, что первые светские медики соблюдением описанных правил отмежевывались от врачей-одиночек, знахарей (которых и сейчас хватает), сохраняя цеховую солидарность. А защищает ли клятва, вернее, соблюдение ее, сегодняшних врачей?

Популярный в 20-30 годы лозунг “Назад, к Гиппократу”, конечно, абсурден в век технизации медицины. А, впрочем, как знать… Наши мамы с тоской вспоминают седеньких с букольками семейных докторш и чеховских докторов в пенсне. В 1970 году прошла первая в нашей стране конференция по деонтологии. И последняя.

При отборе будущих эскулапов отсутствует психологическое тестирование. “Производство” врачей в количественном отношении намного превышает тот процент, который соответствует размеру популяции и отвечает этическому эталону. Балласт врачей растет, благо сегодня они имеют возможность уйти в фармакофирмы, заняться коммерцией, организационной стороной медицины. Но кто останется? Верным себе и профессии? Как не вспомнить в этой связи слова знаменитого сатирика: “По количеству врачей мы всех обогнали, теперь бы отстать по количеству больных”.

 

Сегодня налицо – слепое копирование методик, традиционных установок западной медицины. Это касается и отношения к врачебной тайне, – считает Андрей Куимов. То, что в Америке врач должен сказать о риске операции, риске болезни, о прогнозе, об онкологической и другой настороженности, – для нашего человека не традиционно, должны быть другие варианты информирования, индивидуальные. У нас в терапии из официальной классификации, историй болезни убраны диагнозы “прединфаркт”, “преддиабет”, так как они травмируют пациента задолго до болезни. Это вызвано еще и тем, что наша медицина отличается отсутствием жестких рамок, – для вдумчивого врача – это хорошо. На Западе врач юридически, экономически зависит от пациента, его деятельность регламентируют ассоциации врачей, его госпиталь. Отступи он от традиционной тактики, – больной в суд подаст, взыщет деньги. Поэтому, то, что характерно для западной медицины, -гипердиагностика, отсутствие врачебной тайны – отчасти защищает интересы врача.

Что касается отсутствия информации о состоянии здоровья родственникам или больному – это отрицательная, по сути, информация. У нас родственников в палаты интенсивной терапии практически нигде не допускают. В Израиле, Штатах – все заполонено родственниками, и это важный лечебный фактор. Общение через окошко – сомнительная альтернатива. Один больной махал, кричал и… умер.

В любом случае, состояние душевного комфорта больного – вот главный критерий деонтологии, тест на ее эффективность.

P.S. Что касается конкретных законодательных актов по защите прав пациента, – таковые отсутствуют. Были проекты, шло обсуждение, но – увы! Сегодня пациент может руководствоваться “Территориальной базовой программой медицинской помощи”, “Правилами обязательного медицинского страхования”, где оговорены условия оказываемой медицинской помощи, в случае невыполнения которых застрахованные имеют право на возмещение ущерба, “…причиненного им в результате оказания медицинской помощи в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации”. А мы планируем продолжить разговор на эту тему.

Читайте также