Сбербанк РФ и снижение процентных ставок

22, Ноя 2014 by Admin in банковское право,проблемы общества     , , ,   No Comments

Еще одно “нововведение”: законопроект предлагает ввести по отношению к должнику “период наблюдения”. В чем суть? – Должник продолжает влачить свое существование, временно не платя по счетам, а заботливый арбитражный суд получает свежайшие сведения о состоянии его здоровья – благодаря информации от арбитражного управляющего.

Реально это выльется в следующее: должник получает легальную отсрочку исполнения обязательств (включая исполнение судебных решений), но при этом не предлагается никаких мер по восстановлению его платежеспособности. Функции арбитражного управляющего – надзор без каких-либо полномочий – хорошо соответствуют названию процедуры (“период наблюдения”), но вряд ли принесут какую-либо пользу кредиторам.

Вообще, авторы проекта относятся к должнику, как к неразумному дитяти, – мягко говоря, излишне снисходительно. Например, при введении внешнего управления устанавливается мораторий на удовлетворение требований кредиторов. И они могут взыскать с должника неустойки – как и причиненные убытки – только в размерах, существовавших на момент введения внешнего управления, – даже без процентов по ст.395 ГК РФ! Убытки при расторжении ранее заключенных должником договоров взыскиваются только в размере реального ущерба… Ну и в чьих, спрашивается, интересах эта конструкция?

Стоит также отметить, что проект вообще не определяет задачи внешнего управляющего и критерии оценки его деятельности.

И буквально пару строк хочется написать про упомянутый выше Закон РФ “О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций”. В целом законопроект довольно удачен и – что бывает нечасто – логично увязан с общим законопроектом “О несостоятельности (банкротстве) предприятий”.

Среди его новаций обращает на себя внимание следующая. Проект предлагает создать при ЦБ некий “орган при Банке России” с непонятным статусом и полномочиями, который бы занимался “проблемными” кредитными организациями. Почему нельзя ограничиться уже существующим Департаментом санирования ЦБ РФ или хотя бы созданием просто подразделения в структуре Банка России – тайна сия велика есть.

2. Чеки дорожные: якобы надежные

… Кто не хочет сахара или сливок?
(из к/ф “Здравствуйте, я ваша тетя!”)

Есть такая фирма, Thomas Cook Travellers Cheques Ltd называется. Солидная, английская, историю свою ведет чуть ли не от Адама и Евы. И занимается выдачей дорожных чеков.

  • Купите чеки от сэра Кука

В чем притягательность дорожных чеков? Если у Вас пропали деньги, Вы, скорее всего, их потеряли безвозвратно. А вот чеки дают надежду снова увидеть свои сбережения: обнаружив пропажу чека, Вы быстро связываетесь с Thomas Cook, там оперативно берут Ваш счет на заметку, и злоумышленник уже не может ничего оттуда получить. Деньги вернутся Вам – законному владельцу, – но после того, как Thomas Cook удостоверится, что они не сняты, что Вы – это именно Вы, и что Вы соблюдали правила хранения чеков и не нарочно затеяли катавасию с их пропажей.

В обычном обращении чеки сродни банковским карточкам.

  • И происходит такая штука

Господин Иванов перед туром в Италию покупает в КБ “Межкомбанк” дорожные чеки Thomas Cook на сумму 15 000 долларов США. Во время его пребывания в Италии чеки были украдены. Действуя строго в соответствии с инструкцией, Иванов обратился в представительство фирмы с заявлением о пропаже чеков и попросил оказать содействие по возмещению ущерба.

Фирма быстренько принимает меры, деньги оказываются не тронуты, а Иванов переводит дух. Как оказалось, рано.

  • Пустили в действие дубинки из бамбука

Фирма приступила к выяснению обстоятельств. Каких, правда, – непонятно: деньги-то целы, убытков фирма не понесла никаких – кроме, разве что, выданных бланков чеков. Зачем тянуть с выплатой? Ан нет.

Оказывается, в правилах английской фирмы с астрономически долгим стажем работы на финансовом рынке не предусмотрено … срока, когда клиент может получить свои деньги. Видимо, клиентам очень удобно и выгодно ждать непонятно сколько времени, пока фирма не соблаговолит вернуть ему его же нетронутые деньги – без какого бы то ни было вознаграждения…

Вот Иванов и ждет уже около 3 месяцев возврата своих средств. Фирма его успокаивает: мол, подождите, мы разберемся и вернем. Свежо предание…

3. Ставка больше, чем банк

В сентябре этого года в некоторых средствах массовой информации появились публикации, где некоторые организации по защите прав потребителей критикуются за якобы “поддержку” практики Сбербанка РФ по снижению в одностороннем порядке процентных ставок по депозитным договорам с вкладчиками. Непосредственным поводом для этих обвинений стала общественная кампания в защиту прав вкладчиков Сбербанка РФ, открытая правозащитником из г.Екатеринбурга г-ном Цехером.

  • Проблема, собственно говоря, состоит в следующем.

В статье 838 Гражданского кодекса РФ содержится запрет на изменение процентных ставок по депозитным договорам в одностороннем порядке, если “иное не оговорено законом”. В Законе РФ “О банках и банковской деятельности” (действующая редакция которого принята после вступления в силу второй части ГК РФ) говорится о возможности изменения процентных ставок в одностороннем порядке, если это предусмотрено договором между вкладчиком и банком. Не все юристы согласны, что закон “О банках” – это тот самый закон, о котором идет речь в ГК РФ. В частности, один из ведущих юристов России, разработчик ГК г-н Суханов считает, что снижать ставки в одностороннем порядке нельзя. К сожалению, ни один из комментаторов ГК РФ, отстаивающий эту позицию, пока не объяснил, ПОЧЕМУ Закон РФ “О банках” – это не тот закон. В известных нам публикациях этот вопрос просто обходится и замалчивается.

С экономической точки зрения запрет изменения процентной ставки является нонсенсом, особенно в стране с постоянно меняющимся уровнем инфляции. Этот запрет ведет к вытеснению с рынка долгосрочных депозитных договоров с наиболее выгодными для потребителей условиями. Распространение сегодня этого запрета в прошлое, то есть выполнение требования заплатить в 1997 году по ставкам 1994-96 годов приведет просто к экономической катастрофе.

Известно также, что за последние годы обществами потребителей – членами КонфОП и отдельными гражданами было выиграно несколько исков против Сбербанка РФ, в которых судами разных инстанций признавалась неправомерной практика снижения Сбербанком РФ процентных ставок в одностороннем порядке. Большинство этих исков связано с непредставлением вкладчикам Сбербанка необходимой информации – и эти решения, на наш взгляд, абсолютно справедливы. Но есть и другие решения, основанные именно на статье 838 ГК РФ. Последнее из таких актов – это решение Верховного Суда РФ, правда на его “добывание” настырному потребителю потребовалось полтора года.

Таким образом, на рынке сложилось определенное равновесие. Это означает, что в соответствии со сложившейся судебной практикой любой желающий может добиться от банка повышенных процентов (тех, которые были на момент заключения договора). Правда, для этого ему придется потратить примерно полтора года времени, чтобы дойти до Верховного Суда РФ. Все остальные судебные инстанции, как правило, в конечном счете отказывают в удовлетворении исков, основанных на 838 статье ГК РФ. Подобная схема реализации невнятной 838 статьи ГК РФ позволяет нормально сосуществовать двум взаимоисключающим категориям вкладчиков: и тем, кто понимает, что банки – это не благотворительные организации, и тем, кто считает, что при инфляции 5% в год банки должны платить им по 5% в месяц.

Но раздражение клиентов часто вызывает не столько сам факт снижения ставок (большинство нормальных людей понимает, что это неизбежно), а то, как это происходит. Механизм снижения процентных ставок в одностороннем порядке, сложившийся в ряде банков, вряд ли можно признать нормальным.

Например, практика Инкомбанка такова, что клиент просто лишен реальной возможности своевременно узнать об изменение процентных ставок. Банк вводит новые процентные ставки немедленно, без предварительного оповещения клиентов и предоставления им возможности расторгнуть договор в случае несогласия с новыми условиями. Клиенту таким образом предлагается чуть ли не ежедневно звонить в банк с вопросом о действующих процентных ставках. Кроме того, большинство банков, практикующих плавающие ставки, никак не связывает изменение процентной ставки с какими-нибудь внешними (для банка) и проверяемыми потребителем индикаторами.

По нашему мнению, давно назрела необходимость закона, описывающего границы “плавания” процентных ставок и минимально необходимые процедуры информирования вкладчиков об изменении процентных ставок. Но разработке и принятию такого закона во многом мешает опасение, что его появление будет истолковано судами как знак, что раньше закона, разрешающего изменять процентные ставки, не существовало.

Читайте также