РЕКЛАМНАЯ ЛОТЕРЕЯ

16, Июн 2015 by Admin in деньги,проблемы общества,реклама     , ,   No Comments

reklamnaja lotereja
 

Как вы относитесь к назойливым рекламным призывам – пришлите нам три пробки от лимонада и выиграйте автомобиль? Неужели всерьез начинаете собирать крышки-этикетки, надеясь, что Фортуна обратит свой лик именно на вас?..

Сказка – ложь, да в ней – намек . . .

Представьте себе: по улицам города на большой скорости, нарушая все правила, разъезжает непонятного вида монстр, брызгающий маслом на прохожих и нещадно коптящий небо клубами черного дыма. При этом он расписан шашечками ‘под такси’, оборудован зеленым ‘огоньком’, увешан рекламными плакатами и увенчан лозунгом: ‘Эх, прокачу!’.
При попытке работников ГИБДД ‘разобраться’ с этим ‘чудом прогресса’ водитель отвечает:
– А кто вам сказал, что у меня автомобиль? Это новый доильный аппарат фирмы ‘Мобил-Доил’! И я вовсе не шофер, а оператор машинного доения. У меня даже водительских прав нет!
– Так что же ты, господин дояр, на своем доильном аппарате шашечек понарисовал и всем прокатиться предлагаешь?
– А это не ваше гаишное дело, я занимаюсь маркетингом с рекламой. Это у меня такой способ продвижения товара на рынок – то бишь на базар. Вот пусть рекламщики с маркетологами меня и судят. Я этих ребят хорошо знаю – они не придерутся. А сейчас прочь с дороги, а то маслом забрызгаю!

Все – как в жизни

Думаете, абсурд? Ан-нет! Именно так все и происходит, когда дело касается рекламных лотерей. Для неискушенных граждан  – потенциальных участников лотереи – эта деятельность всегда представляется  именно как лотерейная,  со всеми необходимыми атрибутами:  призовым фондом, крупными призами, розыгрышами и пр. Однако на вопрос о наличии лицензии всегда можно услышать один и тот же ответ:
– Нет у нас никакой лицензии, мы вообще не лотерея. И нам не нужно никакого разрешения на эту деятельность. Мы руководствуемся законом ‘О рекламе’, в котором о лотереях нет ни слова.
– А что же вы тогда розыгрыши призов проводите, структуру призового фонда описываете, предлагаете испытать удачу?
– Какие розыгрыши? Мы призы распределяем. Да, мы часто расписываем призовой фонд в рекламных материалах и завлекаем клиента призами, но формировать и разыгрывать призовой фонд по закону ‘О рекламе’ вообще не обязаны – там нет таких понятий. Это всего лишь наш рекламный прием, маркетинговый ход. Промоушн геймз, то есть рекламные игры – это даже не реклама, это вид маркетинга. Своего закона о маркетинге у нас вообще нет и в обозримом будущем не предвидится..

Фирмы научились использовать разные лукавые определения для введения в заблуждение граждан и контролеров относительно сути мероприятия. Так, некое ООО ‘Легион’ (название изменено) именует свой лотерейный билет со стираемым защитным покрытием, под которым находятся игровые символы, ‘Формуляр ‘Подарок-Сюрприз’. В то же время функциональное назначение ‘формуляра’ не оставляет сомнений: речь идет именно о традиционном лотерейном билете: ‘В случае, если Вы обнаружите три клубнички, то Вам необходимо приложить Ваш формуляр ‘Подарок-Сюрприз’ как доказательство Вашего выигрыша’. Сама лотерея названа: ‘Большая игра стирания ячеек’.

Эта песня не нова . . .

Если машина-такси чадит, разве это доказывает, что она не участник дорожного движения и к ней неприменимы требования о содержании в выхлопе вредных веществ? Так же и в лотереях: если организатор нарушает принцип беспристрастности при проведении розыгрыша призов, это не может служить основанием для вывода мероприятия из-под действия лотерейного законодательства.
Жонглируя лотерейными терминами, обращаясь к лотерейным стереотипам в сознании клиента, но не считая себя при этом лотереей, организатор совершает мошенничество, которое в уголовном праве (ст. 159 УК РФ) трактуется как ‘хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием’. Это уже даже не ложная или недобросовестная реклама (что иногда, скрепя сердце, готовы признать и сами организаторы), а самое настоящее уголовное преступление.
Потребитель полагает, что ему предлагают сыграть в лотерею, которая санкционирована государственными органами и отвечает требованиям, предъявляемым к лотереям. Он думает, что розыгрыш призов происходит более-менее цивилизованно. Ему и в голову не приходит, что это – всего лишь ход в рекламной кампании, маркетинговый трюк, за которым нет ни выигрышного фонда, ни розыгрыша призов.
В результате покупатель приобретает ‘лотерейный’ товар, мотивируя свой поступок желанием участвовать в ‘лотерее’. Вряд ли он сделал бы это, если бы был правильно информирован о сути мероприятия, а именно о принципиальном несоблюдении гарантий его имущественных прав и общественных интересов. Ну какой пассажир, находясь в здравом рассудке, воспользовался бы услугами таксиста из фирмы ‘Мобил-Доил’, если бы знал заранее, что всю дорогу его будут доить?!!

С ЗАКОНАМ НЕ В ЛАДАХ
Желание вывести мероприятие из-под действия лотерейного законодательства неминуемо приводит организатора к еще более серьезным правонарушениям, которые квалифицируются уже как мошенничество.

 

Ваши права зависят от . . .  количества стульев

Хитрый ‘маркетинг’ не ограничивается этими приемами. Компании легко нарушают свои же правила или используют ‘удобную’ для себя формулировку положений. Так, например, одна фирма разработала следующие критерии допуска участников на розыгрыш призов: ‘Присутствовать на Собрании имеют право все Участники, при этом единственным ограничением служит наличие достаточного числа мест в избранном для проведения Собрания месте’. В результате у участника нет никаких гарантий, что в зале вообще кто-либо присутствовал и что там что-то проводилось. Ведь еще на входе в  здание может висеть табличка ‘мест нет’. Тот факт, что нужные стулья бывают в большом дефиците, даже когда их много, мы помним еще по приключениям Остапа Бендера и Кисы Воробьянинова.
Мало того, розыгрыши призов иногда проводятся в ‘присутствии свидетелей’, а не более уместной в данном случае тиражной комиссии. А ведь статус свидетеля вообще нигде не оговорен и, следовательно, должен пониматься только в широком юридическом смысле – как дееспособный гражданин, присутствующий при совершении какого-нибудь действия. В отличие от члена жюри, свидетель вовсе не обязан быть лицом незаинтересованным в правильности и результатах проведения розыгрыша, а лишь свидетельствует сам факт его проведения.
Мы присутствовали на одном подобном розыгрыше. Прослушав через узкий дверной проем битком набитого зала объявления о победителях и дождавшись ‘рассасывания’ основной толпы, мы наткнулись на ‘стенку’ в два-три плотных полукольца из дюжих молодцев. Они продолжали стоять вокруг ‘спикера’, полностью заслоняя происходящее от участников. Через некоторое время прозвучала негромкая команда: ‘Все, ребята, свободны’.

При наличии  в каком-либо мероприятии (независимо  от названия и позиции его организатора) ключевых признаков лотереи его следует рассматривать  как лотерею. 

 

Причины и следствия

По существу, этот бизнес у нас всегда находится в ‘интересном положении’ – между лотереей без лицензии и мошенничеством без лотереи, но и там и тут с целой кучей мелких и крупных организационных ‘проколов’. Тем не менее, технология ‘Мобил-Доил’ живет и процветает, завоевывая все бо?льшую долю российского рынка и в несколько раз превышая оборот  ‘обычных’ лотерей.
Однако многочисленные фирмы, взявшие на вооружение эту ‘технологию’, поступают так не потому (или не только потому), что склонны к правонарушениям, но еще и по другой немаловажной причине. Почти все наши крупные компании, занимающиеся организацией рекламных лотерей, являются филиалами крупных мировых фирм. А те, в свою очередь, рассматривают Россию в одном ряду с ‘банановыми республиками’, где на местное законодательство можно не обращать особого внимания, а все проблемы решать кейсом с долларами в мелких купюрах. Это, конечно, утрировано, но со слов работников наших компаний (в приватных беседах) политику материнских корпораций в отношении местного законодательства можно довольно точно представить, перефразировав слова популярной нынче песенки: ‘пусть лучше мир прогнется под нас’ . . .Александр Жилко, Александр Кохташвили, эксперты Международной конфедерации обществ потребителей.