Продавец камней Эрнест Оппенгеймер

27, Апр 2017 by Admin in банковское право,вклады,купля-продажа     ,   No Comments

almazy

Именно Оппенгеймерам мы обязаны созданием сбытовой организации, контролирующей целую отрасль промышленности в мире; изобретением рекламной кампании, перевернувшей представление о драгоценностях, и культурной интервенцией в Японии

История компании “Де Бирс”

Началось всё в 1880 году, когда в семье торговца сигарами в городке Фридберг в Германии родился мальчик Эрнест. Повзрослев, молодой человек проявил незаурядные деловые качества, которые не остались незамеченными. Так уже в 17 лет он получил место в Лондоне в Dunkelsbuhler&Company, специализирующейся на брокерских операциях с алмазами. Толковый паренёк произвёл сильное впечатление на своих работодателей, и в 22 года его отправили представителем компании в Южную Африку. Сделав головокружительную карьеру, Эрнест в конечном итоге стал председателем правления «Де Бирс», а в 1930-м приобрёл контрольный пакет акций компании. С тех пор имена Де Бирс и Оппенгеймеры стали употребляться как синонимы. Эрнест Оппенгеймер не стоял у истоков «Де Бирс»—компания была зарегистрирована на бирже в Йоханнесбурге ещё в 1893 году, за несколько лет до появления Оппенгеймера в ЮАР.

Своим именем компания обязана двум братьям Де Бирс—Йохану и Дидерику,—владевшими в середине XIX века участком, ставшим позже местом алмазных приисков.

Персона сэра Эрнеста очень неоднозначно воспринималась его современниками. «Эксплуататор чернокожего населения»,—говорили одни. «Столп южноафриканской экономики»,—заявляли другие. «Губитель окружающей природы», «создатель национальных заповедников»—ярлыков было всегда с избытком. Не будем разбираться, насколько они соответствовали действительности, но с уверенностью можно сказать, что сэр Эрнест совершил «бриллиантовую революцию».

“Бриллиантовая революция” Оппенгеймера

oppeng ernest

Эрнест Оппенгеймер

Оппенгеймер установил практически полный контроль над всем алмазным рынком: такой всемирной монополии позавидовал бы даже Билл Гейтс. Добыча алмазов, цены и стандарты—всё находилось под его наблюдением и зависело от его решений. Став в 1929 году председателем правления преуспевающей алмазодобывающей компании «Де Бирс», сэр Эрнест создал одноканальную маркетинговую структуру, получившую позже название «Центральная сбытовая организация», которая ни мало ни много контролировала предложение на алмазном рынке. Сам Оппенгеймер объяснял этот манёвр так: «Только ограничивая количество алмазов, предлагаемых на рынке, в соответствии со спросом на них, и осуществляя продажи через единый канал, можно поддерживать стабильность в торговле алмазами». На практике происходило перераспределение добытых «Де Бирс» алмазов между предварительно отобранными дилерами по всему миру. Когда цены росли, компания продавала часть камней независимым покупателям, а когда цены падали, скупала лишние алмазы. Дилеры же, в свою очередь, были обязаны считаться с квотами, устанавливаемыми «Де Бирс» в соответствии со спросом.

Алмазный рынок бриллиантов

de birs brilliantГениальное изобретение единого канала сбыта, впрочем, не решило всех проблем. Ахилессова пята алмазного рынка—в вечности производимых бриллиантов. Твёрдость камня как его физическая характеристика оказывается его экономической слабостью. Бриллианты не портятся и не перерабатываются. Производимые каждый год новые бриллианты добавляются к старым коллекциям и накапливаются, накапливаются. И если какая-нибудь Элизабет или Елизавета захочет в какой-то момент сверкание камней заменить звоном монет, то никакой Де Бирс её не остановит. Чем больше таких Елизавет, тем выше предложение. А завышенное предложение Де Бирс, понятно, допустить совсем не хочет. Иными словами, вторичный рынок бриллиантов также противопоказан стабильности рынка, как и бесконтрольный выброс на него необработанных алмазов.

В поисках решения этой проблемы Гарри Оппенгеймер, сын сэра Эрнеста, отправился в США. В то время, ещё больше, чем сейчас, американский рынок был главным потребителем алмазов в мире. Результатом поисков было создание в сотрудничестве с рекламным агентством NW Ayer рекламной кампании по девизом «Бриллиант навсегда». Эта простая фраза, такая лёгкая в запоминании и такая точная по смыслу, открыла новые, практически безграничные, возможности для сбыта драгоценных камней, создав вокруг ювелирных украшений ореол романтики и придав им высокую эмоциональную значимость, Де Бирс изменил представление о бриллиантах как о символах принадлежности к высшему сословию и заменил его представлением о них как о символах вечных и непреходящих ценностей.

Алмазы в России

Советские геологи объясняли эту загадочную суперпроизводительность «Мирного» высоким процентным содержанием алмазов в добываемой руде—4 карата на тонну, в пять раз превышающую показатели даже самой богатейшей руды у «Де Бирс». На этом загадки не кончались. Как правило, добываемые алмазы сильно отличаются друг от друга по размеру, форме и качеству. Лишь небольшое количество из них направляется к ювелирам, основная же масса составляет алмазы худшего качества, пригодные для промышленного использования в буровых установках или в качестве абразивов. При невероятно большом количестве высококачественных алмазов из Сибири было логично предположить, что количество промышленных алмазов просто не поддаётся счёту. Но, как известно, умом Россию не понять: по мере увеличения экспорта из России ювелирных алмазов увеличивался и импорт в Россию алмазов для промышленных нужд.

Сибирские алмазы

Советские геологи и тут нашлись с ответом: они заверяли, что сибирские алмазы содержат воздушные пузырьки, и поэтому под воздействием высоких температур и давления взрываются, что делает камни непригодными для использования в буровых и прочих установках.

Но такое объяснение не отвечало на другой вопрос: бог с ним, с качеством, но почему все сибирские алмазы одного размера и одной формы? Не могла же мать-природа разродиться камнями в полном соотвествии с ГОСТом советских времён!

“Де Бирс” в России

Устав мучиться над вопросами без ответов, Де Бирс выпросили у советских властей разрешение посетить с ознакомительным визитом сибирские рудники. Летом 1976 года сэр Филипп, брат Эрнеста Оппенгеймера, прилетел в Москву. Шикарные рестораны сменяли один другой, их повара пытались перещеголять друг друга в яствах русской кухни. Ведущие советские геологи, инженеры и прочие специалисты встречали гостей крепкими рукопожатиями. Только непонятные причины и плохие погодные условия долго препятствовали запланированному вылету в Якутию.

А когда наконец «Мирный» раскрыл свои двери, экскурсия заняла меньше получаса. Тем не менее Оппенгеймер смог заметить, что карьер был гораздо менее глубокий, чем предполагали эксперты «Де Бирс», а значит, и руды оттуда было добыто немного. Тайна сибирских алмазов так и не была раскрыта. Одинаковые размеры и форма русских бриллиантов, хотя и терзали своей загадочностью, но имели два неоспоримых преимущества. Во-первых, их было легче сортировать. А во-вторых, из великого множества бриллиантовых близнецов можно было создать настоящий ювелирный конвейер. Не в обиду дамам будет сказано, но предметом массового производства стала вторая (после обручального кольца) бриллиантовая мечта американских домохозяек—eternity ring, кольцо вечности. Романтический символ вечной любви в счастливом браке был вызван прозаичной необходимостью южноафриканской компании сбыть в надёжные руки коммунистические бриллианты.

Наладив производство колец в Америке, «Де Бирс» стал наступать на восток. Япония, страна со складывавшимися веками культурными традициями, создаёт впечатление недоступного бастиона для западных культурных (и бескультурных) течений. Испокон веку японские родители устраивали браки своих детей. Любовные ухаживания, романсы под луной и прочая чепуха в японском менталитете не значились.

Бриллиант как символ Любви

В 1967 году Де Бирс решили подправить представление японцев о брачных ритуалах. Задача, стоявшая перед компанией, была не из лёгких. Даже длительная американская оккупация не привила японцам интерес к бриллиантам как символу любви.

Постепенно Де Бирс наводнили страну рекламой, на которой шикарные западные женщины выставляли напоказ свои бриллиантовые украшения. При этом в большинстве случаев эти дамы совершали непристойные, с точки зрения японской традиции, действия: они катались на велосипедах, плавали на яхтах, забирались на горы. Как правило, на заднем фоне присутствовал одетый в европейский костюм японец. Всё кричало об иностранном происхождении и подразумевало определённый подтекст: вот оно, прекрасное современное и светлое будущее, такое отличное от закостенелого восточного прошлого.

Невероятно, но рекламная кампания попала в точку. Уже через четыре года каждая четвёртая невеста носила на пальце бриллиантовое обручальное кольцо. В течение нескольких лет Япония стала вторым после США крупнейшим потребителем обручальных колец. Капитуляция Японии состоялась.

Маркетинговые стратегии “Де Бирс”

На рубеже тысячелетий «Де Бирс» объявил о смене маркетинговых стратегий. Новый план развития компании предполагает продвижение «Де Бирс» как бренда на рынке алмазов. В рамках новых проектов в 2005 году, вслед за Лондоном и Токио, в Нью-Йорке на Пятой авеню открывается бутик, в котором будут продавать драгоценности под маркой De Beers LH—совместное предприятие «Де Бирс» и LVMH.

На сегодняшний день на рудниках «Де Бирс» под командованием уже третьего и четвёртого поколений Оппенгеймеров добывается 55% всех алмазов в мире. В 2003 году прибыль «Де Бирс» составила 465 миллионов долларов. Нынешний председатель правления компании Ники Оппенгеймер стоит на седьмом месте в списке 25 самых могущественных миллиардеров мира, и только выходец из СССР Лев Левиев, сумевший за достаточно небольшой срок развить бурную деятельность и стать вторым в мире поставщиком необработанных алмазов, нарушает спокойный сон династии Оппенгеймеров—в чём они, конечно же, не признаются.

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *