Побочные эффекты от лекарств – существует ли ОПАСНОСТЬ

13, Июн 2016 by Admin in проблемы общества     , ,   No Comments

pobochnye effekty lekarstv

Проблема побочных эффектов лекарств, к сожалению, практически не известна нашему обществу. Максимум, о чем слышал, наверное, каждый – это трагедия со снотворным Талидомидом, разразившаяся тридцать лет назад. Больше тысячи детей в Европе родились калеками из-за того, что их матери на ранних сроках беременности принимали этот препарат. В те времена еще не было той системы исследования лекарств, которая практикуется сегодня, когда, прежде чем выйти на рынок, препарат должен пройти несколько серьезных стадий испытаний. Сначала новое средство проверяется на животных, потом – на здоровых добровольцах, далее – на больных.
Но и этого мало. Даже в самых крупных клинических исследованиях участвуют максимум несколько тысяч людей. А потом лекарство принимают миллионы. И никто не знает, что осталось за пределами пристального внимания ученых.

Несовершенство лекарства, врача или коварство болезни?

Почему после приема лекарств возникают побочные эффекты? Лекарственный препарат создается специально для того, чтобы определенным образом воздействовать либо на организм самого человека, либо на враждебные ему инородные организмы. Это терапевтическое (лечебное) воздействие. К сожалению, оно практически никогда не бывает избирательным. Действуя на один орган (или систему), лекарство вызывает реакцию со стороны других органов, всего организма в целом. И не всегда подобная реакция безопасна для человека. К сожалению, у нас нет отработанной системы сбора информации о побочных эффектах. Более того, многие врачи, если и знают об их существовании, то не могут отличить их от других факторов, таких, как, например, естественное течение болезни. Длительное время вся наша система здравоохранения была настроена против выявления побочных эффектов лекарств. Во многом ситуация сохраняется по сей день. Опасаясь, что его могут обвинить в неправильном назначении препарата, врач зачастую старается скрыть ‘незапланированные’ жалобы больного.

Впрочем, и пациент у нас? живучий. Сам себе лекарства назначает, сам дозировку выбирает. К врачу лишний раз забежать нет ни времени, ни желания (разве что за больничным). Благо, реклама помогает, вовремя информирует обо всех новинках. И рецепт не нужен – в аптеке легко можно купить любое лекарство, ну, может, за исключением психотропных и наркотических. Вот так и живем, положившись на авось. Не зная и не ведая. В то время как в Швейцарии, например, около 6% госпитализаций связано с негативными эффектами препаратов. А у нас? Думается, гораздо больше.

Необходимо учитывать и иные факторы, присущие России, в частности, ‘грязный’ по сравнению с развитыми странами рынок, наводненный лекарствами сомнительного качества. Да и процент заболеваемости (а значит, и потребления лекарств) у нас, наверное, повыше, чем в той же Швейцарии. А что же Минздрав? Тут, как всегда, все спокойно. Нет, проблема не замалчивается, наоборот, подчеркивается ее значимость. И рапортуется: определенные шаги сделаны. Создан Центр по контролю побочных эффектов (почти четыре года назад), открыты отделения в 28 регионах. Разработана специальная анкета для врачей, которые должны заносить в нее выявленные на практике данные и отправлять их в Центр. Так, например, за 1998 год собрано аж 100 анкет. . .

Из первых рук

А мировое сообщество давно серьезно волнует эта проблема. В конце сентября этого года состоялась первая международная конференция ‘Потребитель сообщает о лекарствах’. Это попытка скоординировать международное движение по организации центров сбора информации о побочных эффектах напрямую от потребителей, организованная шведской общественной организацией KILEN. Почти 60 представителей различных организаций – общественных, государственных и профессиональных из 32 стран съехались в Швецию. К сожалению, Россия и другие страны СНГ были представлены только одной организацией – КонфОП.

Предвидя многочисленные возражения скептиков о том, что информации, собранной напрямую от пациентов, вряд ли стоит доверять, организаторы конференции и не предлагали делать это безоговорочно. Понятно, что полученную подобным образом картину нельзя воспринимать впрямую. Необходим серьезный анализ специалистов, отсев лишних, недостоверных, ложных сведений. Но то, что проблема должна контролироваться со стороны общественности, не вызывало возражений ни у кого.

Второй день конференции начался с исповеди Марии Викстром, одной из 151 члена Шведской Ассоциации ‘Жертвы Талидомида’. Мария родилась без рук. Всех потряс ее рассказ о том, что приходится вынести человеку, обреченному судьбой на пожизненные страдания. Но не желание вызвать жалость или привлечь внимание к проблемам инвалидов привело Марию на трибуну. Она пришла, чтобы выразить серьезную озабоченность тем, что Талидомид возвращается в нашу жизнь. Препарат опять стали применять в некоторых странах, например, в Бразилии. Фотографии бразильских детей без конечностей, продемонстрированные на встрече, – напоминание о том, что может случиться, когда никто не хочет слышать. Давайте надеяться, что будущие трагедии удастся предотвратить. Но чтобы достичь этого, надо действовать сообща – и ученым, и врачам, и нам, потребителям.

Читайте также