Плагиат ювелирных украшений

30, Июн 2016 by Admin in вклады,деньги,финансовый кризис     ,   No Comments

juvelirnye ukrashenija poddelka

Плагиат – тревожная сейчас тема для ювелирного искусства. Порой ювелиры чуть ли не в открытую похищают идеи коллег, и вторичные по сути своей украшения настолько хитро маскируются под подлинники, что искушенные подруги бриллиантов не в состоянии их раскусить. На украшения имитаторских марок можно напороться и во вполне себе достойных мультибрэндовых бутиках. Но нам-то от этого какой вред и какая польза? Может в красивой, но гораздо при этом более дешевой подделке есть свой смысл?

Ильф и Петров когда-то заметили, что существуют два мира, почти не пересекающиеся друг с другом. В одном мире делаются открытия, создаются шедевры живописи и архитектуры, пишутся великие книги и симфонии. Другой мир производит пищалки “уйди-уйди”, карамель “чупа-чупс” и “Горячие кружки Магги” (это уже в наше время). При этом один мир почти не замечает другого, зато тот, как все коротышки, изо всех сил комплексует и тянется за первым.

ХХ век максимально сблизил два мира. “Гениальным” стали называть не только Шостаковича или Прокофьева, но и портного, одевающего две тысячи клиенток. Люди из маленького мира получили реальный шанс войти в большой. Кое-кто это действительно сделал. Остальные деловито занялись имитацией.

ТАЙНЫ ТАЙСКО-ГОНКОНГСКИХ “МАСТЕРОВ”

Чемпионы среди ювелирных мародеров, конечно же, Таиланд и Гонконг. Если учесть, что многие мировые брэнды посылают свои вещи в эти страны, чтобы там вставлять камни (маленькие китайские ручки делают эту работу быстро, качественно и дешево), то на копии и подделки даже как-то глупо обижаться: если бы вам в руки попала конструкция-полуфабрикат, вы бы удержались от того, чтобы содрать копию? Вот то-то же! И они не могут. Зайдешь в павильон тайцев-китайцев на любой ювелирной выставке – каждый второй Cartier, каждый третий Chopard, а уж от Tiffany отбоя нет.

Изготавливать вещи в Италии или Франции? Тоже не спасет: отлить модель по существующему образцу ничего не стоит, а камней на фабрике всегда больше, чем нужно, – из сэкономленных материалов выходит пара-тройка “незапланированных” колье и десяток колечек. Паскуале Бруни, наверно, уже устал удивляться тому, что с его фабрик выходят тысячи вещичек без клейма и расходятся по всему свету (в Москве нет ни одного магазина средней руки, где не продавались бы эти “чебурашки” без роду-племени).

Кстати, российские умельцы тоже радостно заимствуют идеи, видя в чужих работах не что иное, как источник чистого вдохновения. Достаточно посетить ежегодную ювелирную выставку в Сокольниках, чтобы понять, что иные наши ювелиры не в силах устоять перед красотой: крупные заводы и ювелиры-одиночки одинаково восприимчивы к чужим идеям. Екатеринбургский завод гордо демонстрирует колье, созданное по образу и подобию Meli Melo Cartier. Смоленский завод “Кристалл” выносит на рекламную полосу колье “Звездная пыль” – точную копию Star Dust Стефана Хафнера. Ну и так далее. Если задать авторам прямой вопрос, они ответят не менее прямо: “Красиво же!”

ПЛАГИАТ ЧИСТОЙ ВОДЫ

Иногда подделки бывают выполнены на совесть: потому что есть люди, которые сознательно делают имитацию своей профессией. Есть, к примеру, ювелир, в логотипе его фирмы присутствуют слова haute joaillerie (“высокое ювелирное искусство”). С этим самым высоким искусством он копирует все, что пользуется спросом на рынке, – от колье Стефана Хафнера до браслетов из кожи ската (галюша) de Grisogono. Причем не просто “по мотивам”, а точные копии. Ознакомиться с творчеством “мастера” можно сразу в нескольких московских магазинах, а также, увы, в журналах. Деятельность этого ювелира недавно стала предметом судебного разбирательства – на первых порах мягкого. Суд заставил его извиниться перед Стефаном Хафнером и пообещать, что впредь вещи, источником вдохновения для которых послужили украшения Хафнера, на рекламных полосах появляться не будут. Но “высокий искусник” вполне продолжает делать копии и без рекламы.

А подать в суд на такого опасного плагиатора практически невозможно: международная практика в этой области не отработана. Понятно, что ответчик никогда не признает прямого заимствования, а будет петь про то, что источником вдохновения для всех художников служит природа. К тому же может вполне себе спекулировать на известной теории информационного поля – о том, что одна и та же идея приходит в голову одновременно пяти людям в разных точках земли.

С другой стороны, нельзя сказать, что того же Стефана Хафнера сильно расстраивает, что он один из самых подделываемых ювелиров в мире:

– Сначала мы с моей командой дизайнеров плакали. Потом взглянули на эти подделки и плакать перестали. Теперь у нас есть команда из 12 человек, которые занимаются только тем, что делают прототипы вещей так, чтобы подделки стали бессмысленными. Добиваемся, чтобы наши украшения по дизайну, модности, соответствию моменту и качеству были таковы, что поддельщики всегда будут проигрывать.

– А есть ли какие-то плюсы от того, что Вас копируют?

– Я считаю так: если вас не копируют, значит, вы никто. Мы заметили: чем больше нас копируют, тем больше у нас заказов. Когда я работал в часовом деле, я заметил, что в Гонконге или Сингапуре, где на прилавки выставлены подделки всех ведущих марок мира, они занимают не одинаковое место. Например, Rolex выложены на двухметровом прилавке, Omega занимает полтора метра, Breitling – метр, еще кто-то – 80 сантиметров… Но если “ваши” подделки занимают только 20 сантиметров, это полностью отражает то место, какое ваша продукция занимает на рынке. Так что биться в бессоннице по поводу подделок я не собираюсь.

Тем не менее Хафнер считает, что подделки хотя и не слишком ударяют по его собственному бизнесу, наносят сильнейший ущерб понятию “сделано в Италии” и самой идее роскоши:

– Например, кто-то покупает у меня право на эксклюзивную продажу моих вещей. Появляется субъект, делающий подделки, и начинает торговать прямо напротив. Теряем мы оба. Покупатели начинают говорить: эти итальянцы всегда обманывают! Бывало, что покупатель, отдавший большие деньги за эксклюзивное ювелирное украшение, в гневе возвращал его ювелиру, увидев в соседней витрине такое же, но чуть-чуть похуже сделанное.

ЧЕГО СТОИТ ИДЕЯ?

Чужие ювелирные идеи – порой вполне себе лакомый кусок для некоторых уважаемых и крупных компаний. Они внимательно следят за тем, что появляется на рынке, и всегда готовы позаимствовать свежую идею. Рекламные возможности крупной компании и какой-нибудь маленькой, но вполне творческой фирмы не сравнимы. Придумав что-то оригинальное, маленькая фирма сегодня уже не бросится показывать свое произведение всем подряд, а спрячет его подальше от хищных глаз более крупных конкурентов. Потому что им ничего не стоит стащить идею и выдать ее за свою, ведь рекламные бюджеты знаменитой фирмы не могут сравниться с маленькой, и последняя никогда не сможет доказать, что на рекламной странице с громким логотипом на самом деле изображена ее вещь (или хотя бы ее идея!).

Что тут скажешь? В России, где так слаб закон об авторском праве, говорят: неосуществленная, идея ничего не стоит. Теперь можно сказать больше: даже осуществленная идея без большого рекламного бюджета не стоит ровным счетом ничего. И всякая барышня, знает она или не знает о самом факте “воровства идеи”, купит драгоценности вторичного дизайна от известной марки и ничего не потеряет: через десяток-другой лет на аукционах цена такого украшения все равно возрастет.

Это грустно, в самом деле. Причем эта грусть касается любой креативной идеи – не только ювелирной. Такие хищения остаются исключительно на совести брэндов с большими возможностями продвижения идей, даже если они не их собственные, а лишь выдаются за таковые. Впрочем, “совесть” – не совсем модное для бизнеса слово.

ТАК ЛИ ПЛОХА ИДЕЯ ПОДДЕЛОК?

Но это все пока проблемы тех, у кого идеи крадут, то есть у фирм. Что нам-то с этого? По другую сторону баррикад – в смысле, на стороне покупателей – все по-другому. Многие и правда не выносят копий и самой идеи вторичности. Однако легкое отношение к проблеме подлинности вещей – тоже позиция. Причем позиция вполне модная. Помните, раньше был анекдот: “Ты почем купил галстук? За две тысячи долларов? Ну и дурак, а я за три нашел”. Теперь все опрокинулось: вполне себе шиком считается найти “такой же галстук” за двадцать долларов. Просто потому, что в среде обеспеченных людей стали проще и ироничней относиться к миру вещей.

Вроде как считается, что уважающая себя дама никогда не купит сумку Birkin Hermes за сто долларов в подземном переходе. Что не купит она ее и у умельцев-поляков за триста. Но это только так считается, однако мы все знаем дам, которые покупают себе поддельные сумки Hermes – просто ради фана, а не потому, что средств не хватает. Одна редактор глянцевого журнала порой на всяких светских тусовках появляется с поддельной сумкой Louis Vuitton, купленной за тридцать долларов в Бангкоке. Забава у нее такая.

И уж совсем трудно выступить против возможности купить, скажем, вещи Prada прямо с фабрики за смешные копейки. Они дешевые не потому, что вроде как не очень настоящие или не из новой коллекции, просто ушлые итальянцы сделали вместо двухсот заказанных им маркой Prada курточек – триста и оставшиеся сто продают очень даже дешево. Вам-то одна радость, а “саботирование рынка” – проблема марок-заказчиков.

Можно покупать подешевле и украшения без клейма подобного же происхождения или даже чистой воды подделки из Таиланда и Гонконга – и хорошо при этом себя чувствовать. Ну чуть хуже они сделаны. И что? И все же одежду поносил – и выбросил. А драгоценности остаются. Приобретая подделки, учитывайте вот что: по истечении лет искусную подделку можно будет всего лишь сдать в ломбард. Тогда как подлинная вещь с клеймом мастера не просто может стать основой коллекции фамильных драгоценностей, но и на аукционе будет чего-то стоить – и, поверьте, стоить большего, чем сейчас.

Читайте также