Кто такой спекулянт

27, Май 2017 by Admin in банковское право,купля-продажа     ,   No Comments

spekuljant

Как и когда на земле появились спекулянты и ростовщики,? История человечества полна загадок и тайн, но про первых финансистов она знает все.

Римская империя существовала благодаря дорогам, «вымощенным навечно». Средневековая Европа такой роскоши не знала. На тропах, проложенных по глинистой почве, лошади вязли по стремена, а телеги – по ступицу.

Приходилось все время пробираться в объезд, через лес, где на полянках у костров грелись беглые солдаты и разбойники. При переправе через реки паромщики выворачивали карманы не хуже грабителей. Если же через реку был перекинут мост, то зоркая стража, выставив алебарды, требовала «мостовые» за проезд. Но как ни тяжела дорога, ехать надо.

Купить что-либо или продать что-либо можно было только на ярмарках. Они проходили из года в год в определенном месте и в определенное время. В точно назначенный срок здесь совершалась оптовая торговля товарами повышенного спроса. После продажи производилась уже оптовая закупка местных изделий. Опоздал на день – неси убытки. Вот и странствовали купеческие караваны из Шампани в Лион, из Лиона в Оранж.

Спекулянт

«Торговцы не извлекали бы прибыли, если бы не занимались обманом». Цицерон

Феодалы драли с купцов пошлины при переезде из владений одного сеньора в земли другого. Разумеется, из нищего крестьянина много не выжмешь, а купец – это живые деньги. При всяком удобном случае знатные рыцари и даже короли не стеснялись нападать на купеческие караваны. Поэтому торговый караван походил на маленькую армию, готовую в любой момент постоять за себя. Телеги с товаром при малейшей тревоге ставили в круг, и грабителей встречали стальные жала пик и ливень арбалетных стрел. Купец ощущал себя не столько торговцем, сколько воином во враждебной стране. Посему и психология его была как у хищника – на войне, как на войне. Он должен добыть деньги любым способом. Излишняя щепетильность и гуманизм только вредили. Честным можно быть только к собственным собратьям, особенно в финансовых обязательствах – иначе разорят.

Конечно, весь феодальный уклад с его цеховыми взаимоотношениями, с постоянными поставщиками и партнерами, которые передавались от отца к сыну, принуждал купца специализироваться на каком-то одном товаре. Однако купец не был бы купцом, если не бросался бы в рискованные спекуляции.

В 1570 году немцы из Нюрнберга (оружейники) загребли в Лионе всю пряжу и ткани местного производства, чтобы вывезти их в другие торговые центры. Скупая товар подчистую, можно было безбожно задрать цены. Указы местных правителей тщетно пытались бороться со злокозненными и разорительными монополиями.

Речь идет не столько о генералах коммерции, которые держали в своих руках торговлю пряностями или пушниной, сколько о тех мелких и средних предпринимателях, которые сновали по сельской местности и забирали зерно, вино, масло, сало и кожи. Все, что их расторопные подручные могли выжать из лопоухих крестьян обманом, убеждениями, угрозами (у них было больше наглости, чем капитала), грузилось на телеги и отправлялось туда, где могло принести большую прибыль. Купец покупал и продавал все, что приносило золото. Купец в то время был, прежде всего, авантюристом и барышником. Если бы он не был спекулянтом, держащим все время нос по ветру, тяжесть ремесла раздавила бы его.

Читайте также

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *