Кто такие *челноки*?

09, Дек 2014 by Admin in Без рубрики     1 Comment

chelnoki

Челнок – не профессия, а образ жизни

Какая разница, будет прибыль, или убыток,
главное, чтобы все видели, что я торгую.


Ходжа Насреддин.

В бутике кофточка стоит 800 тысяч ( цены 1997 года). В бутике – товар фирменный, качество гарантировано. В магазине попроще подобная кофточка стоит 300 тысяч. Это уже не фирма, но в магазине вы получите чек и, в случае чего, покупку можно будет обменять. На лотке у челнока точно такая же кофточка, как и в магазине, обойдется вам в 150 тысяч. Но если в изделии обнаружится брак, кто даст гарантию, что вы на следующий день вообще сможете найти продавца…

Ты помнишь, как все начиналось

В сущности, челноки существовали всегда. Всегда были купцы-одиночки, предпочитавшие полагаться только на себя. Они не исчезали даже в советские времена, когда их официально числили спекулянтами, боролись с ними, штрафовали и даже сажали в тюрьму. Но подлинный расцвет челночества начался где-то с 1992 года, когда промышленные предприятия объявили о том, что больше не нуждаются в услугах своих работников. Кого было можно – сократили, а тем, кто сокращаться не пожелал, перестали выплачивать зарплату.

Вот тогда-то и появилась целая когорта новых профессий. Брокеры, телохранители, ОМОНовцы и, конечно, челноки. Причем профессию челнока можно смело назвать наиболее популярной. Во-первых, стать челноком мог практически каждый. По крайней мере, попытаться стать. Во-вторых… Во-вторых, это было заманчиво! Кто-то уже богател на глазах, ширились слухи о чудовищных разницах цен между… ну, скажем, Москвой и китайской границей.

У кого-то были свои сбережения, кто-то одалживал свой стартовый капитал у богатых родственников. Люди в невероятных количествах закупали беспрецедентные по размерам сумки (интересно, есть ли еще где-нибудь в мире такие?), тележки (тоже, кстати, не простые – колеса на подшипниках чуть ли не сверхтяжелой серии, а сама конструкция на упрочненных сварочных швах), моментально организовывали глухой дефицит на железнодорожные билеты и отправлялись за пару-тройку вновь образованных границ на поиски добычи.

На сумках, тележках и железнодорожных билетах точно кое-кто озолотился, эти данные сомнению не подлежат. А вот что сделалось с челноком? Как он живет сегодня, после шести лет существования этой беспокойной профессии?

Не так уж легко найти в Москве “чистого” челнока – будем условно называть так человека, который весь торговый процесс производит самостоятельно. Торговый процесс можно разделить на три фазы: закупка, перевозка и реализация товара. Сегодня людей, совмещающих в своей деятельности все эти фазы, осталось – по сравнению хотя бы с позапрошлым годом – очень немного. Рынок все больше захватывают крупные и средние торговые предприятия. В специализированных магазинах, «маркетах» и простых палатках сейчас можно найти практически любой товар. Ассортимент, предоставляемые гарантии и культура обслуживания привлекают покупателя. Единственный козырь, все еще остающийся на руках у челнока – дешевизна. Какой ценой ему удается удерживать этот козырь, мы сейчас рассмотрим.

На чем выгребвет челнок

Стоимость товара состоит из цены производителя, наценок фирм-посредников и реализаторов. Назначая наценки, посредники включают в них затраты на перевозку, хранение, охрану товара. Владелец магазина должен делать такую наценку, чтобы иметь возможность содержать магазин. Кроме того, все они тоже хотят иметь прибыль, а вдобавок еще и должны платить налоги.

Челнок, по возможности, максимально сокращает все накладные расходы. Все «накрутки» идут в один карман. От налогов челнок всячески увиливает. Также он всегда стремится сэкономить на торговой лицензии и плате за место. Что ему приходится пережить за эти стремления – тема для отдельной статьи.

Челнок редко берет товар одного наименования. Он соблюдает принцип «Нельзя класть все яйца в одну корзину». В каком-нибудь портовом городе, например, в Керчи, можно набрать сколько угодно дешевого юго-восточно-азиатского и турецкого товара. Это могут быть игрушки, школьные принадлежности, предметы домашнего быта и одежда. На 300 долларов можно набрать килограммов до шестидесяти этого добра. Это две исполинские сумки и рюкзак. Больше – попросту не утащить. Дорога в оба конца (Вологда – Керчь – Вологда) обойдется долларов в 50. В эту сумму челнок постарается уложить и питание, и проживание в чужом городе. Вообще, будем рассматривать идеальный случай, когда все планы челнока выполняются, как в волшебном сне.

В этом случае, приехав в город утром, он едет обратно уже вечерним поездом. Тогда покушать можно и консервы, припасенные из дома, да и на гостиницу тратиться не придется.

В Вологде на реализацию товара в идеальном случае уйдет неделя. Предположим, что наш челнок либо вологжанин, либо живет в Вологде у родственников. Тогда его вологодские затраты будут состоять из небольших (в идеале) отчислений руководству рынка, на котором он поместит свою коробушку, и представителям правоохранительных органов, которые призваны с ним, челноком, бороться, но, с другой стороны, без его, челнока, малой мзды вынуждены будут пойти по миру. Это составит 10 долларов в день, или за неделю – 70 долларов.

Итак, для того, чтобы ринуться в омут мелкого, частного и не совсем законного бизнеса, нужно вложить сумму 300 + 50 + 70 + 30 (на непредвиденные расходы и повседневные) = 450 долларов.

А сколько челнок получит в виде прибыли? Для того, чтобы дело оставалось прибыльным, челнок поднимает продажную цену по отношению к закупочной в 2 – 4 раза. 4 – это максимальная цифра: в 4 раза удается накрутить только на отдельные виды товара и только в том случае, если этот товар будет пользоваться повышенным спросом. Обычно накрутка в 2 раза считается оптимальной. В случае же, когда какой-то из видов товара упорно не продается, его приходится реализовывать либо по цене закупки, либо даже дешевле. То есть за отправную цифру можно принять накрутку в 2 раза.

Итак, на полный цикл челноку требуется около трех суток на вояж за товаром и около семи на его реализацию. За 10 дней, затратив 450 долларов, челнок может заработать 300 х 2 = 600 долларов. Чистая прибыль составит 600 – 450 = 150 долларов. В месяц при непрерывной работе заработок составит 150 х 3 = 450 долларов.

Здесь мы рассмотрели бюджет среднего челнока, – того, который таскает все на себе, но способен набирать товара по максимуму. Тех, кто на китайской границе закупает товара долларов на 1000, пакует его в контейнер, распаковывает контейнер в каком-нибудь российском городе и там реализует товар, челноками в полном смысле слова назвать нельзя. Как правило, такие купцы просто не в состоянии продавать товар самостоятельно. Товар или продается оптом в различные торговые фирмы, или для продажи нанимаются неорганизованные торговцы-одиночки.

Фарватеры и мели на пути челнока

Существуют и более мелкие челноки. Они возят свой товар между городами России. То есть, если в городе А. есть керамическая фабрика, они покупают на этой фабрике всякие там вазочки и прочие плошки по цене производителя и везут их в город Б. Иногда оборот таких коробейников не превышает пары сотен долларов в месяц.

Очень удачливый челнок-одиночка может достичь отметки до полутора тысяч долларов чистой прибыли в месяц. Но для этого требуется счастливое стечение, по крайней мере, двух факторов: уникального чутья рынка и поистине фантастического везения. На самом деле, не так уж редки случаи, когда челнок после очередного коммерческого тура вылетает в трубу. Случается, что товар оседает в сумках незадачливого купца, упорно не желая продаваться. Бывает, что при реализации в партии обнаруживается сплошной брак. Все эти факторы потихоньку отсеивают челноков, пополняя ими две категории граждан.

Наиболее удачливые и сметливые челноки рано или поздно накапливают достаточный капитал, который позволяет им открыть более крупное дело. Тем, кто слишком часто ошибается, рынок не прощает. Они разоряются и выбывают из игры. Лишь единицам удается достаточно долго удерживать стабильный уровень доходов.

Cправедливости ради отмечу, что такое «удержание» часто обходится слишком дорого. Поскольку челночат чаще женщины, нежели мужчины, переноска тяжестей в полцентнера, сидение или стояние на рынке в любую погоду вызывают у них серьезные нарушения здоровья. А мужчины вообще редко выдерживают такой ритм жизни.

Таким образом, из всего вышесказанного следует, что челночество вряд ли можно назвать постоянной профессией. Людям, обладающим коммерческой жилкой, но не располагающим солидным стартовым капиталом, оно позволяет сделать первый шаг в бизнесе. Кому-то позволяет удержаться на плаву в период безработицы. А для кого-то этот путь оказывается, увы, трагическим.

Большой противолодочный указ

Называется этот документ длинно: Письмо “О проведении мероприятий на вещевых рынках административных центров и крупных городов по выявлению физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без регистрации и уплаты налогов”. У письма три автора: МВД, Федеральная служба налоговой полиции и Государственная налоговая служба. Вышло оно в июне 1997 года.

Как на него прореагировали бывшие инженеры, учителя, химики, ныне челноки? Довольно равнодушно. На вещевых рынках мне не удалось поговорить ни с одним челноком, который пережил бы лично наезд налоговой инспекции. Дело в том, что обычно при появлении потомков Левия Матвея на территории рынка происходит некоторый шухер: челноки пакуют товар в сумки и сравнительно организованно (привычка!) покидают торговые места. Конечно, им досадно: за место уплачено администрации рынка, а торговлю приходится сворачивать.

Но налоги платить никак невозможно: смысл всего челночества исчезает

Рейды налоговой были и до Письма. Сейчас их стало больше. Хорошего от властей челноки и так ничего не ждут. Одной работы лишились, образование пошло коту под хвост, и ничего – выжили. И теперь выживем, после всего-то, что с нами уже было.

Цели властей понятны – собрать побольше налогов. А то госаппарат кормить будет нечем. Производство поднять не сумели, мафию задавить не смогли, но это не наши ведь проблемы! Народ от них страдает, вот пусть народ и выкручивается. Предпринять что-либо толковое, чтобы люди просто ходили на работу, получали зарплату, с которой шли бы отчисления в бюджет, власти не смогли. Зато они предприняли очередную бестолковую попытку пополнить бюджет за счет не самой благополучной прослойки населения.

One thought on “Кто такие *челноки*?”

Comments are closed.