Как пережил Сбербанк “дефолтный”1998 год

06, Июл 2016 by Admin in вклады,договор,проблемы общества     , , ,   No Comments

defolt 1998 sberbank

Финансовое положение Сбербанка после кризиса 1998 года

Сберегательный банк РФ, понятное дело, заслуживает особого подхода при анализе финансового состояния. Уж больно специфическая у него роль в экономике – роль механизма, конвертирующего сбережения граждан в государственный долг. Плюс имидж народного банка и по-прежнему сохранившаяся у населения вера в государственные гарантии: мол, не бросят его (банк) на произвол судьбы. Так что его устойчивость определяется не состоянием баланса. Вернее, не только им.

“Абзац” Сбербанка в цифрах

– А у меня козырный абзац, господа!
(поручик Ржевский)

А вот баланец-то у народного банка совершенно аховый

Мы рискнем предположить, что ни один другой банк в России не смог бы выжить, если бы имел, как Сбербанк, по состоянию на 1 сентября 1998 г. 59% пассивов в виде вкладов физических лиц и 48% активов – в виде российских гособлигаций. И то, что Сбербанк при такой структуре баланса еще жив, само по себе достойно изумления.

Впрочем, обо всем по порядку

Общая валюта баланса Сбербанка составляет около 400 млрд руб (на 1 июля – 380 млрд, на 1 августа – 383, на 1 сентября – 430). Правда, из них 45 – 50 % приходится на межфилиальные расчеты, что неудивительно при огромной филиальной сети СБ (отметим, что это все же меньше, чем доля подобных расчетов в банке “СБС-Агро”). Реальная валюта баланса оказывается почти вдвое меньше: 207 млрд на 1 июля, 202 – на 1 августа, 215 – на 1 сентября. По старому курсу – более 30 млрд долларов. Крупнейший коммерческий банк в России. Не хухры-мухры.

И что же видим мы в пассивах банка на 1 сентября?

Около 20 млрд (9%) составляют собственные средства; это довольно много для банка. 13,4 млрд (6%) – кредит Центробанка, еще 5,2 млрд – межбанковские кредиты. 17,8 млрд (8%) – различные счета. Немало, если учесть, что СБ никогда не отличался дружественными условиями обслуживания счетов. Но немного в общей структуре баланса.

Перейдем к депозитам

Все депозиты всех юридических лиц и госорганов не дотянули до 0,7 млрд (0,36%). В конкурентной борьбе на рынке депозитов Сбербанк явно проигрывал более вертким соперникам. Но вот рынок частных вкладов – тут уж господство “народного банка” неоспоримо: 126,3 млрд! Это, как мы уже отметили, 59% валюты баланса. (Напомним, что у “СБС-Агро” и “Инкомбанка” частных вкладов было “всего лишь” по 7,2 млрд – то есть раз в 17 поменьше…) И хотя вклады населения снижались – в июле почти на 3 млрд, в августе – на 6 млрд с лишним, – СБ оставался безусловным лидером.

Но хорошо ли это? Напомним, что физические лица, в отличие от юридических, имеют одно гнусное (с точки зрения банка) свойство: они могут в любой момент требовать свой вклад, даже если положили деньги на определенный срок, и при этом теряют только проценты. Значит, устойчивость банка с большой долей частных вкладов оказывается гораздо ниже. У Сбербанка вклады до востребования составляют 43% олт общей массы частных вкладов, остальные 57% – срочные вклады, да что в этом толку…

Такой банк в принципе не может выдержать “набега вкладчиков” – то есть массового изъятия денег запаниковавшей публикой. Но пока что паники нет, и сообщения о задержках выплат Сбербанком встречаются редко. Народ верит своему банку – ничем другим это не объясняется.

Прочие пассивы – мелочевка: 5,6 млрд (2,6%) составляют разные резервы, около 10 млрд (4,6%) – расчеты, около 3 млрд (1,4%) – выпущенные векселя, депозитные и сберегательные сертификаты. Мы рискнем сказать, что всем прочим кредиторам Сбербанка, кроме физических лиц, при его банкротстве не досталось бы почти ничего. Но банкротство СБ РФ представляется вещью практически невероятной. (Хотя три месяца назад столь же невероятной для большинства была мысль о дефолте по ГКО…)

Серьезных сдвигов в структуре пассивов за два месяца (июль – август) не произошло, – только уменьшились вклады (изрядно в абсолютном исчислении, но не так уж много в процентном отношении), да появились довольно значительные кредиты ЦБ. Подросли так называемые “доходы будущих периодов” – тут 4,3 млрд прироста дала переоценка валютных активов (прежде всего валютных гособлигаций России), но это не “живые деньги”, а только отражение курсовых колебаний. Кроме того, несколько возросли остатки на счетах, резервы и средства в расчетах.

Разговор об активах имеет смысл начинать с самой крупной их статьи – российских гособлигаций. На протяжении последних нескольких лет эти ценные бумаги всегда составляли около половины реальной валюты баланса Сбербанка. В последние месяцы картина выглядела так: на 1 июля – 105,6 млрд (51% валюты баланса), на 1 августа – 101 млрд (50% валюты баланса), на 1 сентября – 102,7 млрд (почти 48% валюты баланса). То есть даже в августе когда другие банки вовсю избавлялись от российских госбумаг, – Сбербанк, стоя “на страже государственных интересов”, их продолжал держать.

Правда, несколько поменялось соотношение между рублевыми и валютными российскими бумагами: доля валютных гособлигаций выросла с 5,4 млрд на 1 июля до 19,9 млрд на 1 августа и 27,4 млрд – на 1 сентября. Торговлю валютными облигациями никто не замораживал, и они оставались относительно ликвидными по сравнению с ГКО – ОФЗ. Но… рыночные-то цены на них упали, а в балансе этого не видно: они по-прежнему отражаются по цене покупки и даже растут в рублевом эквиваленте из-за роста курса доллара. Реальная же их ценность сегодня наверняка существенно ниже балансовой.

На фоне этой крупнейшей “дырки” в активах прочие статьи актива баланса погоды не делают. Однако вкратце охарактеризовать их не помешает.

Прежде всего, у Сбербанка довольно солидный ФОР (фонд обязательных резервов) – по состоянию на 1 сентября 11,7 млрд руб. Его размер, правда, снизился за август на 1,8 млрд без адекватных изменений в пассивах – видимо, ЦБ просто вернул Сбербанку часть этих средств для обеспечения ликвидности во время августовских “атак вкладчиков”. Но и то, что осталось, выглядит достатточно неплохо.

Приличный кусочек представляет собой и недвижимость – на 10,6 млрд с учетом износа (а всего основные средства – 12,7 млрд). И впрямь, новые ультрасовременные офисы Сбербанка украсили не только Москву, но и многие другие города. Вот только хорошо ли это для вкладчиков? И кто будет эти здания покупать, если дело дойдет до банкротства или чего-то подобного (тьфу, тьфу, тьфу, конечно…)? Ну, а насчет того, что такие активы не приносят доходов банку, а совсем наоборот – требуют расходов на свое содержание, читатель догадывается и без нашей подсказки. Причем Сбербанк этим не ограничивается: его капитальные вложения (наверняка в основном в ту же недвижимость) составляют еще 3,1 млрд…

Наиболее ликвидные активы – касса, основной коррсчет в ЦБ и коррсчета в других банках – составили на начало сентября 4 млрд руб, выданные другим банкам кредиты – 5,6 млрд.Кредиты же, выданные все прочим организациям и физичесвким лицам, составили 42 млрд (менее 20% валюты баланса), причем из них добрых 5,7 млрд – просроченных, и эта часть в августе сильно возросла. (Резервы же под потери по кредитам – лишь 1,5 млрд).

Среди получателей кредитов преобладают коммерческие организации: 17,4 млрд; из них 5,8 млрд – на срок от полугода до года, 5,2 млрд – от 1 до 3 лет, а 3,4 млрд – более чем на 3 года. Учитывая принципиальную краткосрочность пассивов Сбербанка, такая кредитная политика может оказаться, мягко говоря, неосторожной.

Кроме того, 4,4 млрд получили физические лица в качестве потребительских кредитов (это-то народному банку сам Бог велел…), и еще 7,6 млрд – как-то неожиданно – субъекты Федерации. Причем большая часть этих денег отдана опять же на полгода и выше. Ну что ж, будем надеяться на принципиально большую, чем у самой Федерации, порядочность ее субъектов. (Подчеркнем: это не ценные бумаги, а именно кредиты, перепродать требования по ним будет – в случае отказа должника платить – будет практически нереально. А субфедеральных и муниципальных ценных бумаг в портфеле Сбербанка еще на 2,5 млрд.)

Покупка акций (0,9 млрд), векселей (0,6 млрд), прочее участие в разных предприятиях (0,6 млрд) – это все копейки по масштабам нашего гиганта. Но вот дальше начинается самое интересное: расходы. Причем анализировать их, конечно, лучше в сопоставлении с доходами.

Итак, в июле доходы Сбербанка составили 6,4 млрд, расходы – 6,2 млрд. Прибыль невеликая, но она была. А вот в августе доходы были равны 3,4 млрд, расходы же – 11,8 млрд!!! Почти 8,5 млрд убытка за месяц…

Львиная доля этого чудовищного перекоса связана с ценными бумагами. В июле расходы по ним составили 0,2 млрд, а доходы – 4,4 млрд (!!) Это позволяло перекрыть и довольно большие проценты по вкладам, и управленческие расходы, и загадочные “прочие расходы”, превысившие, кстати, 1 млрд. В августе же расходы по операциям с ценными бумагами возросли до 5,3 млрд (несомненно, основная их часть – бумажная: снижение курсовой стоимости ГКО – ОФЗ, находившихся в портфеле банка), доходы же упали до 0,7 млрд. Итак, дефолтные игры правительства сильнее всего ударили по “народному банку” – а значит, и по населению. Только оно это почувствует с некоторым временным лагом.

И еще – полная мистика с процентами по привлеченным средствам (если, конечно, в балансе нет опечаток). Проценты, уплаченные за привлеченные кредиты (т.е. деньги, полученные от банков), выросли в августе с 0,2 до 0,5 млрд, – это еще можно понять (например, с учетом платы Центробанку за его кредит). Проценты, уплаченные юрлицам, выросли с 0,5 до 1,5 млрд – это при том, что все депозиты всех юрлиц не превышали 0,7 илрд! А на остатки средств на расчетных счетах Сбербанк отродясь проценты не начислял! И наконец, совершенно необъяснимое снижение процентов, уплаченных физическим лицам, с 3,7 до 1,6 млрд! Да, вклады сократились, – но процентов на пять, не больше! И двукратного снижения ставок в августе вроде бы не было! Мы этого объяснить не можем.

Ну, а результат расходно-доходных пертурбаций – убытки по состоянию на 1 сентября составляют 7,7 млрд. Чем банк собирается их закрывать, мы понимаем не вполне – резервный фонд составляет лишь 0,4 млрд. Да к тому же вполне вероятно, что последующие месяцы будут ненамного лучше…

И, наконец, последнее замечание – о валютной структуре баланса

Валютных активов у Сбербанка больше, чем валютных пассивов, что в условиях роста курса валюты следует признать благом; при этом валютные активы еще и росли быстрее валютных пассивов. Но, во-первых, их доля в общей структуре баланса (без учета межфилиальных оборотов) невелика: валютные пассивы на 1 августа равнялись 21,6 млрд (10,6%), а на 1 сентября – 24,2 млрд (11,2%), валютные активы соответственно – 31 млрд (15,3%) и 41,5 млрд (19,3%). Во-вторых, основной прирост валютных активов получен не за счет приобретения новых активов, а за счет переоценки имеющихся по новому курсу (и преобладающая доля падает на валютные облигации, о рыночной цене которых мы уже сказали выше).

Общие выводы неутешительны. Баланс Сбербанка говорит о принципиальной невозможности для банка справиться со своими обязательствами при сколько-нибудь массовом предъявлении требовнаий к нему. А вариантов ответа у государства только два: либо массированная эмиссия (со всеми вытекающими инфляционными последствиями), либо замораживание вкладов и их принудительное реструктурирование т.е., по сути дела, частичная конфискация.

Cбербанк РФ

19 августа Стали поступать отдельные сообщения об отказе в выдаче денег вкладчикам.
С 20 августа Валютные вклады не выдаются. Вкладчикам предлагают писать заявления на выдачу и обещают выплаты во второй половине сентября.
23 августа Предложили желающим перевести рублевые вклады в валютные с удерживают 25 % комиссионных, но уже на следующий день банк отказался от этой схемы перевода приостановив все выплаты.
27 августа Валютные вклады не выдаются в Тимирязевком и Астраханском отделениях. В Мещанском отделении на пр.Мира по предварительной записи выданы валютные вклады.
Не советуем делать сейчас денежные переводы, т.к. деньги теряются и найти их потом будет большой проблемой. Тем, чьи деньги потерялись, не дойдя до адресата, советуем получить в банке-адресате подтверждение того, что деньги не получены.
28 августа Отказывается визировать заявления вкладчиков. Людей отсылают на сентябрь.
1 сентября Валютные вклады не выдаются. В Коломенском отделении отказываются визировать заявления клиентов.
2 сентября Вкладчики записанные на получение денег на 2 сентября остались ни с чем валюты не выдавали. Письменное подтверждение отказа в выплате банк не дает.
3 сентября Валютные вклады не выдают. Не визируют заявления (Центральное отдл., Киевское отдл.). Отделения банка в Рязани не выдают рублевые вклады.
4 сентября Рублевые вклады частично выдают, замечены нарушения в очередности.выдачи вкладов. Валютные вклады не выдают, однако доллары продаются (Черемушкинское отдл., Тушинское отдл.), Не визируют заявления (Бабушкинское отдл., Киевское отдл.). В Люблинском отделении 2 сентября валютный вклад выдали только одному человеку, размер очереди неизвестен.
7 сентября По прежнему не выдают валютные вклады.
8 сентября В некоторых московских отделениях банка отмечены очереди за получением рублевых вкладов.
9 сентября В настоящее время в отделениях банка производится запись на получение денег в октябре.
14 сентября По сообщению вкладчиков банка 11 сентября председатель правления Сбербанка РФ заявил через средства массовой информациив что банк выполняет все свои обязательства по валютным и рублевым вкладам населения.
Нам не известно было ли такое заявление, но если было то оно не соответствует действительности. Вкладчики банка в Москве не могут получить свои средства со счетов в иностранной валюте. В ряде регионов ситуация еще хуже, там людям не выплачивают даже рубли.
17 сентября Люблинское отделение Сбербанка до сих пор не выдает валютные вклады. Работники говорят, что валюту будут выдавать только из тех средств, которые будут поступать в отделение в виде вкладов или через обменные пункты.
18 сентября В Сбербанке сотрудники отделения говорят, что судиться с ними бесполезно, суд они выиграют.
Это утверждение верно с точностью наоборот. При грамотной подготовке документов, победа вкладчика в суде практически предрешена. Именно поэтому Сбербанк и пытается отговорить людей обращаться в суды.
21 сентября В ответ на заявление о выдаче валютного вклада вкладчики получают отказы.
28 сентября По сообщениям из Тульской области, отделения Сбербанка выдают пенсии пенсионерам в размере не более 100 рублей.
29 сентября Поступают жалобы на невозможность получить доллары с валютного вклада.
30 октября 29 октября РИА “Новости” со сылкой на пресс-службу банка было распространено сообщение, что во всех реестрах вкладчиков, передаваемых из шести банков, есть серьезные ошибки и поэтому бумаги возвращены в банки. На этом основании некоторые СМИ сделали вывод, что никаких выплат Сбербанк делать не будет. По нашим сведениям, ситуация выглядит немного спокойнее. Ошибки действительно есть, но не во всех регионах. Поэтому есть все-таки некоторая надежда, что деньги Сбербанк платить будет.

Читайте также