Борьба с мошенниками на рынке ценных бумаг

14, Фев 2016 by Admin in банковское право,купля-продажа     , , ,   No Comments

obman zennye bumagi

Все тайное становится явным

Полномочия ФКЦБ как основного регулятора рынка ценных бумаг позволяют не просто следить за заключением сделок, что доступно любому брокеру, а видеть при этом, кто стоит за той или иной сделкой. До недавнего времени только сами биржи обладали такой информацией, но теперь ситуация будет меняться. Впрочем, пока у комиссии нет доступа к конфиденциальной информации, поскольку договоры с биржами на ее предоставление еще не заключены.

Однако это скорее техническая проблема.Эпохе бесконтрольной игры на рынке ценных бумаг приходит конец. Федеральная комиссия по рынку ценных бумаг (ФКЦБ) решила положить конец злостным манипуляциям на российском фондовом рынке. С этой целью она установила у себя терминалы, на которые в режиме реального времени поступает информация о торгах с трех крупнейших фондовых бирж страны: ММВБ, РТС и МФБ. Кроме того, в ближайшее время комиссия наладит аналогичную связь с другими более или менее крупными торговыми площадками.

Сейчас ФКЦБ занимается разработкой системы контроля над “странными” сделками, за которыми могут стоять мошенники и манипуляторы. Наибольшая сложность – в критериях: какую сделку следует считать подозрительной. Эксперты комиссии, по словам ее зампредседателя Геннадия Колесникова, уже изучили опыт американцев, англичан и немцев.

Как только эти критерии будут определены, они окажутся в распоряжении бирж. Уже подготовлен проект положения ФКЦБ “О системе контроля организаторов торговли на рынке ценных бумаг”. Таким образом, с ежедневным мониторингом рынка комиссия связываться не хочет, она собирается поручить выявление подозрительных сделок самим биржам. Предполагается, что торговые площадки будут регулярно снабжать ФКЦБ своими соображениями о “странных” сделках, подпадающих под критерии контроля, а комиссия – выявлять и наказывать нарушителей, если удастся доказать их вину.

Между тем нужно учесть одно обстоятельство: не в интересах бирж стучать на своих клиентов. Они, напротив, заинтересованы в наибольшей активности брокеров на рынке. Поэтому основная работа по контролю за мошенниками ляжет все-таки на комиссию, иначе никакого результата не будет.

Лед тронулся

Борьбу с мошенниками на рынке ценных бумаг ФКЦБ начинает с чистого листа. Пока еще ни один из них уличен не был. Во всей истории российского рынка был зафиксирован лишь один случай обвинения в подобного рода деяниях. В августе прошлого года зампредседателя РАО “ЕЭС России” Валентин Завадников обвинил инвестиционную компанию Brunswick UBS Warburg в создании неблагоприятного информационного фона вокруг энергетического монополиста и в манипулировании ценами его акций. После чего НАУФОР провела проверку операций инвестиционной компании за несколько месяцев, однако подтверждений обвинения не обнаружила. Дело было закрыто.

Тем не менее благополучная история нашего рынка вовсе не свидетельствует об отсутствии нарушений. Ни для кого не секрет, что мошенничество на российском рынке имеет весьма широкое распространение (с основными его видами можно ознакомиться в табл.). По мнению замначальника управления ФКЦБ Романа Паршина, половина сделок на нашем фондовом рынке совершается с использованием инсайдерской информации. Конечно, большинство таких сделок очень непросто выявить, но порой инсайдеры действуют крайне неаккуратно.

По информации вице-президента фондовой биржи РТС Алексея Цыганкова, у специалистов биржи регулярно возникает ощущение, что тот или иной крупный участник рынка занялся манипулированием ценами. А иногда факты подобных злоупотреблений выглядят очевидными даже для неспециалистов. К примеру, 23 января этого года неожиданно оборот с акциями “ЛУКОЙЛа” почти в 10 раз был больше, чем обычно (см. график). И только через несколько дней этому появилось объяснение: корпорация British Petroleum (BP) объявила о продаже 7 процентов акций этой нефтяной компании. После обнародования этой информации стоимость акции “ЛУКОЙЛа” моментально упала. Таким образом, легко предположить, что всплеск активности 23 января был связан с инсайдерской информацией. Иными словами, в тот день кто-то наверняка уже знал о предстоящем заявлении BP. Отныне такие случаи будет отслеживать и раскручивать ФКЦБ, выясняя, кто и кому продавал, по каким ценам, с какой целью и т. д.

В развитых странах со злоупотреблениями на рынке борются уже давно, еще с 30-х годов прошлого века. Так, в 1966 году в одном из самых известных судебных процессов против компании Texas Gulf Sulfur Американская комиссия по ценным бумагам (SEC) добилась конфискации прибыли от операций с ценными бумагами не только у самих инсайдеров компании, но и у лиц, которые, получив от них информацию, купили ее акции до того, как появилось официальное сообщение об открытии на принадлежащем ей участке Кидд-Крикк в провинции Онтарио огромных запасов руды.

Вместе с тем и в западных странах очень непросто наказать нарушителя на рынке ценных бумаг. Для перенятия этого опыта специалисты НАУФОР уже встречались с коллегами из SEC. В итоге, как отметил председатель правления ассоциации Иван Тырышкин, американцы буквально по пальцам смогли сосчитать случаи, когда суд наказывал мошенников. Но все равно в необходимости таких контрольных мер сомневаться не приходится.

И то хлеб

Беда в том, что новая контрольная система ФКЦБ будет работать в законодательном вакууме. К примеру, закон “О рынке ценных бумаг” (точнее, его статья 33) запрещает использование инсайдерской информации в корыстных целях. Однако этот запрет носит декларативный характер, поскольку не предусматривает конкретную меру ответственности. В то же время на родине антиинсайдерского законодательства – в США, где оно сейчас самое суровое в мире, за использование служебной информации можно схлопотать 10 лет тюремного заключения с выплатой компенсации до 2,5 млн долларов.

В России ситуация тоже постепенно меняется: в Думу внесен законопроект “Об инсайдерской информации”, а в Правительстве РФ одобрены поправки в Уголовный кодекс, предусматривающие наказание за использование инсайда до двух лет лишения свободы.

Но и без этих законодательных новаций контрольная система ФКЦБ может быть эффективной. Комиссия может оштрафовать брокера (до 1 млн рублей), приостановить действие его лицензии, провести PR-кампанию в СМИ или на худой конец “замучить” его своими проверками. Самим же участникам рынка все это ни к чему, поэтому в дальнейшем они будут вести более аккуратную политику на рынке.

Вместе с тем было бы глупо полагать, что предлагаемые меры ФКЦБ положат конец злоупотреблениям на рынке. Конечно же, нет. Взять под контроль “телефонный” (внебиржевой) рынок сейчас вообще не представляется возможным. Хотя на нем, по данным Романа Паршина, заключается 70-75 процентов всех сделок. Однако возможность негласного наблюдения за всеми биржевыми сделками все равно приведет к тому, что участники рынка станут вести себя более корректно, а это уже, согласитесь, немалое достижение.

Из законопроекта “Об инсайдерской информации”
“К инсайдерской информации относится информация, составляющая коммерческую тайну в соответствии с гражданским законодательством РФ, а также информация, подлежащая раскрытию в соответствии с законодательством РФ на рынке ценных бумаг, до момента ее раскрытия”.

Читайте также