Больше конкуренции на рынке финансовых услуг!

12, Фев 2015 by Admin in банковское право,деньги     , , , , ,   No Comments

finansovye uslugi

Больше жизни! Больше хлеба, молока и яиц!

На рассмотрение Государственной Думы РФ был представлен подготовленный в Государственном комитете по антимонопольной политике РФ проект Федерального Закона “О защите конкуренции на рынке финансовых услуг”.

Предлагаемый закон должен, по мнению разработчиков, стать составной частью российского антимонопольного законодательства. Действительно ли сегодняшних норм, присутствующих в российском праве, недостаточно для борьбы с монополизмом на рынке финансовых услуг, или проблема в недостаточном применении этих норм регулирующими органами – сказать сложно. Но попробуем разобраться, насколько предлагаемый законопроект решает те проблемы, на которые указывают сами разработчики.

Необходимость специального закона, определяющего основы защиты конкуренции на рынке финансовых услуг, обосновывается специфичностью этого рынка. Однако, к сожалению, именно эта специфика слабо прослеживается в структуре и положениях документа. Он в основном воспроизводит подходы закона “О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках”, оперируя понятиями доминирующего положения, контроля за концентрацией и недобросовестной конкуренции (имеются в виду соглашения финансовых учреждений, направленные на ограничение конкуренции, и аналогичные действия Центробанка и органов власти всех уровней). В качестве новшеств присутствуют вызывающие недоумение ограничения компетенции Центрального банка РФ (например, предусмотрена необходимость обязательного согласия Федерального антимонопольного органа на приобретение лицом или группой лиц более 20% долей или акций в уставном капитале кредитной организации, в то время как действующим законодательством такое согласие определено как прерогатива Центрального банка). Антимонопольные органы, кстати, наделяются правами санкционировать решения и действия Центрального банка и органов власти или признавать их недействительными, что также противоречит существующему законодательству.

Ни регулирование, ни утверждение конкуренции само по себе не может становиться самоцелью экономической политики. Скорее, ее целью должно являться обеспечение условий для оптимального функционирования данного рынка.

Для потребителя оптимальность функционирования рынка финансовых услуг означает :

  • 1) надежность и бесперебойность работы платежной системы, которая, вообще говоря, является в экономическом смысле “общественным благом” и как таковая нуждается в особых условиях финансирования и поддержки;
  • 2) безопасность вложений денежных средств;
  • 3) доступность кредита;
  • 4) информационную “прозрачность”, обеспечивающую возможность компетентного выбора.

Из текста законопроекта не следует с очевидностью, что он будет способствовать достижению именно этих целей.

Остановимся на них подробнее.

Надежность платежной системы и безопасность вкладов.

Прежде всего, для обеспечения надежности платежной системы и безопасности вкладов необходимо устойчивое положение банков и уверенность общества в стабильности банковской системы. Ради этого во многих странах идут на весьма строгое регулирование финансовой отрасли, не только лицензируя и контролируя деятельность финансовых организаций, но и благоприятствуя санации несостоятельных учреждений наиболее безболезненными для клиентов способами, например, путем слияния со здоровым институтом. Однозначная установка закона на “защиту конкуренции” представляется в этой связи не только несвоевременной для нашей страны, но и не отвечающей требованиям финансового рынка вообще. Поэтому и ограничение полномочий Центробанка РФ в области эффективного надзора за состоянием банков или дублирование его функций федеральным антимонопольным органом, подразумевающееся в законе и способное привести к межведомственным конфликтам, также представляются безосновательными.

Доступность кредита

Доступность кредита, в том числе отсутствие дискриминации в его получении, действительно, может предопределяться структурой рынка. Так, в результате роста концентрации на финансовом рынке и вытеснения с него мелких кредитных учреждений, их традиционные клиенты могут лишиться кредита.

Процедура определения строения рынка, долей отдельных финансовых учреждений на нем и его географических границ отнесена к компетенции федерального антимонопольного органа и в законе не прописана четко. Однако именно эти, казалось бы, формальные процедуры могут решающим образом определять квалификацию того или иного финансового учреждения как подпадающего под компетенцию закона и в сферу интересов антимонопольных органов.

Дело в том, что рынки финансовых услуг в большинстве случаев – узко локальные рынки (их границы определяются прежде всего удобством пользования: сложно представить, что потребитель из Москвы поедет за получением пластиковой карточки в Нерюнгри). Если учесть к тому же разнообразие предлагаемых услуг и возможную специализированность клиентуры (так называемую естественную сегментацию потребителей), большинство рынков отдельных видов услуг, определенных по традиционным методологиям, могут оказаться сильно концентрированными (монополизированными). Согласно проекту закона, они потребуют жесткой регламентации и создания массивной контролирующей отрасли на базе антимонопольных органов, что явно неэффективно. Из проекта неясно, насколько детально антимонопольные органы намерены исследовать соответствующие рынки. Наконец, финансовые услуги плохо поддаются стандартизации. Например, исследователь получит весьма разное представление о концентрированности рынка потребительского кредита в Москве в зависимости от того, что будет считаться финансовой услугой: предоставление кредитов физическим лицам вообще (здесь, скорее всего, не будет явного лидера), или по отдельности – кредитование под “денежное поручительство” (здесь, наверное, обнаружится доминирование Сбербанка РФ), залог ценных бумаг или недвижимости (последним Сбербанк вообще не занимается).

Между тем, доминирующее положение на рынке не ограничивается долей финансовой организации в обороте данного вида услуг, но может определяться и другими факторами, например, государственным участием. Этот случай в законе не рассмотрен. Не упоминается также проблема обеспечения одинаковых условий функционирования на рынке учреждений разных форм собственности (например, банков и кредитных союзов).

Информационная прозрачность

Информационная закрытость финансовых учреждений – один из главных недостатков отечественного рынка финансовых услуг. Информационная асимметрия во взаимоотношениях кредиторов и заемщиков как раз свидетельствует о крайнем несовершенстве конкуренции на этом рынке. Но, на наш взгляд, в законе не использованы все возможности для ее преодоления и обеспечения большей информационной прозрачности финансовых институтов. Положения о недобросовестной рекламе дублируют положения соответствующего закона, а требование доступа к информации направлено на утоление информационного голода самого антимонопольного органа, но не на расширение возможностей компетентного выбора для участников рынка финансовых услуг. А ведь актуальность вопроса такова, что федеральные органы, стремящиеся к совершенствованию структуры рынков, просто обязаны выступить за совершенствование учета и порядка предоставления информации потребителям финансовых услуг. Такого требования в законе не содержится.

Необходимо также сказать о многочисленных дублированиях и противоречиях между его положениями и действующим законодательством (в частности, ГК РФ, Законом РФ “О Центральном банке РФ”, Законом РФ “О банках и банковской деятельности”). А терминологические несоответствия существуют не только между законопроектом и существующим законодательством, но и внутри самого предлагаемого проекта ( в частности, нечетко определено различие между монополизацией и недобросовестной конкуренцией), основополагающие термины сформулированы расплывчато.

Представленный в Думе законопроект выглядит как попытка организовать реальность при посредстве теоретической схемы. Полезность такой процедуры для современного российского финансового рынка спорна. На самые же больные его вопросы законопроект ответов не предлагает.

Читайте также