Банки в период расцвета финансовых пирамид

30, Мар 2015 by Admin in банковское право,вклады,деньги,договор     , , , , , ,   No Comments

mmm

Я НЕ ЗНАЮ, ЗАЧЕМ И КОМУ ЭТО НУЖНО…
Ты помнишь, как все начиналось?
1993 год. Расцвет пирамид: они растут как грибы. “Тибет”, “Русский дом селенга”, “Независимый нефтяной концерн” – эти названия уже вошли в историю. 400%, 500%, 1000%, 3000%… За этой вакханалией с ужасом наблюдают люди, которые хотят, чтобы возглавляемые ими банки и финансовые компании стали солидными. Но в то же время они понимают, что если пообещать меньше, то на рынке не выживешь. Рыба ищет, где глубже, а вкладчики – где больше. Стараясь привлечь клиентов, крупные банки предлагали им выгодные и удобные условия договоров. Но опыта у банкиров было маловато – похоже, они совсем не знали законов и плохо представляли себе, что будет в стране через несколько лет.

В декабре 1993 года москвич К. подписал с банком “Российский кредит” депозитный договор сроком на 1 год. Документ был составлен несколько туманно. Так, например, банк записал себе обязанность “выплачивать по вкладу проценты”, не указав их размер. Вместо этого г-ну К. дали листок под названием “Приложение 11”, в котором говорилось о 150% годовых с ежеквартальным начислением (37,5% в квартал) – даже по тем временам очень хорошие условия. К. попросил, чтобы на Приложении поставили печать банка, а в договор вписали фразу, что проценты выплачиваются согласно Приложению №1. Это и было сделано.

О возможности снижения банком процентной ставки в одностороннем порядке в договоре ничего не говорилось. Но было другое, весьма примечательное, условие. Если вкладчик не забирал свой вклад через год, то договор автоматически продлевался. И тогда вклад считался внесенным на более длительный срок и проценты на него начислялись уже другие – большие. Иначе говоря, если хозяин не трогает вклад два года, то по договору он и считается изначально внесенным на два года, если три – то на три. А в соответствии с приложением №1 при вкладе на 3 года банк должен начислять проценты ежеквартально из расчета 180% годовых, то есть 45% в квартал.

Спустя три года
1996 год. Пирамид больше нет. Выжившие банки, которые возглавляют совсем другие люди, с интересом оглядывают поле выигранной битвы.

Вкладчик К. не забрал свои деньги в конце 1994 года и счел свой договор с “Российским кредитом” продленным, причем на чрезвычайно выгодных условиях (процентные ставки на рынке к тому времени сильно упали). Поэтому он не удивился, когда в июне 1996 года получил от банка уведомление о том, что его вклад продлен на 36 месяцев и его срок истекает в декабре 1996 года.

Когда в назначенный день клиент пришел в банк, ему предложили получить сумму почти в 5 раз меньшую, чем было предусмотрено условиями договора. Пояснив, что проценты на вклад начислены из расчета ставки рефинансирования ЦБ РФ. В условиях договора такого варианта развития событий предусмотрено не было.

Как следует из несколько путаного объяснения сотрудников банка, “Российский кредит” считает, что вклад не был продлен на три года, поскольку в конце 1994 года, когда истек первый договор, трехлетнего вклада в банке уже не существовало. Ссылку вкладчика на Приложение №1 банк отверг по неожиданной, на наш взгляд, причине. Его юристы считают, что проценты, оговоренные в приложении 11, являются для банка необязательными, поскольку в договоре не было фразы: “Приложение №1 является неотъемлемой частью договора”…

К вам обращаюсь я, друзья мои
Чудачества крупного банка – не новость для российского вкладчика. Достаточно вспомнить, как несколько лет назад один из столпов российской банковской системы – Инкомбанк – неожиданно стал в одностороннем порядке снижать процентные ставки по депозитным договорам, хотя по условиям договора такого права не имел. Говорят, что этот вопрос обсуждали даже на Совете директоров банка – и они проголосовали за нарушение договоров.

Трудно объяснить, зачем банкиры идут на явные нарушения соглашений с вкладчиками. Ведь попытка (часто неудачная) сэкономить несколько миллионов рублей нередко оказывается пятном на репутации банка. Чьей бы победой ни завершались судебные процессы, имидж банка всегда страдает.

Меня особенно удивляет то, что в “Российском кредите” не на последних должностях работают несколько моих однокурсников, которые не могут не понимать этих простых вещей. (Университетские хроники утверждают, что я учился на одном курсе вместе с самим председателем правления КБ “Российский кредит” Д.А.Любининым.)

Понимаю, в 1993 году банк взял на себя очень тяжелые обязательства. Несомненно и то, что в тексте договора права вкладчика прописаны не очень четко. Но причем здесь вкладчик – не он же оговорил в документе, что банк должен платить проценты – не указав, сколько? Встает еще ряд вопросов. Например, откуда клиент банка мог узнать, что трехлетних договоров больше нет, и почему его об этом – своевременно – не предупредили?

Читайте также